Возрастное ограничение
Сегодня 18.10.2019 (пятница): температура ... гр., сейчас гр., , ветер , м/с (0 км/ч), давление мм рт. ст., влажность %  

РПЦ: Где был храм, там будет храм - Калининград и Калининградская облаcть - Kaliningrad.net

"Комсомолка" собрала "круглый стол", чтобы все заинтересованные стороны высказались по теме передачи Русской Православной Церкви исторических зданий Калининграда

Реклама

Новости - Подробно


РПЦ: Где был храм, там будет храм "Комсомолка" собрала "круглый стол", чтобы все заинтересованные стороны высказались по теме передачи исторических зданий Калининграда прежним владельцам 25 лет назад в Калининградской области открылся первый православный храм. Это кирха Юдиттен, которая была восстановлена Русской Православной Церковью из руин (сейчас это храм Никольского монастыря). За прошедшие годы множество бывших культовых зданий были переданы в безвозмездное пользование православным общинам и восстановлены. Одновременно около десятка кирх передавалось католикам, лютеранам, протестантам. Процесс этот продолжался бы и дальше, не вызывая серьезных конфликтов. Но в Москве решили серьезно изменить "правила игры", поставив именно Калининградскую область в труднейшее положение. По проекту федерального закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной и муниципальной собственности" все некогда религиозное имущество (не только храмы, но и прочие здания) должно быть в сжатые сроки передано той религиозной конфессии, которой оно изначально принадлежало, и было изъято Советской властью. Все бы ничего, но законодатель не учел особенностей нашего региона, а именно того, что РПЦ, ни до 1918 года, ни после, не имела здесь собственности. Передать сотни кирх и их руин западным конфессиям – это не только религиозно-политическая революция на уровне региона, но и фактический пересмотр итогов Второй Мировой войны. Могут быть закрыты православные храмы во многих муниципалитетах области. Аналогичная участь ожидает кирхи и церковные дома, занятые учреждениями культуры. Считанные месяцы отпускаются на решение о выселении таких учреждений, как театр кукол, областная филармония, симфонический оркестр, клуб "Вагонка", Кафедральный Собор. "Комсомолка" собрала "круглый стол", чтобы все заинтересованные стороны высказались по этой проблеме. Потенциальный конфликт Ред.: - В чем суть проблемы? Анна Боград, руководитель Агентства по имуществу областного правительства: - Закон "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения" готовился на основании того, что в России в 1918 году был выпущен декрет, отобравший имущество у церкви. У нас нет отобранного имущества у конфессий. Имущество, которое находится здесь, было изъято в 1945 году по совершенно другим причинам. Вся территория была передана СССР после Великой Отечественной войны по итогам Потсдамской конференции. Именно на это пытался обратить внимание законодателей губернатор Георгий Боос, подготовивший поправки в законопроект, - у нас в принципе не может применяться механизм возврата. Ред.: - Какова судьба поправок? Боград: - На сегодня эти поправки не поддержаны федеральным правительством, но надежда, что на Калининградскую область не будет распространяться действие закона, остаются. Но если закон будет принят в том виде, в каком он сейчас рассматривается, и мы ничего не сделаем, то у нас есть серьезные опасения, что конфессии, которые до 1945 года вели деятельность в Кенигсберге, предъявит свои права на имущество. Иерей Вадим Дегтярев, ключарь Кафедрального Собора Христа Спасителя: - Это официальная сторона вопроса. В случае принятия этого закона в том виде, в котором он разработан, в нашей области будут ущемлены права большинства населения, по сравнению с населением основной территории России. Виктор Васильев, руководитель епархиального отдела по имуществу: - В настоящее время отношения между церковью и обществом регулирует другое законодательство – Закон о свободе совести и об объектах культурного наследия. В соответствии с ними конфессиональная принадлежность не является решающей при рассмотрении вопроса о передаче объектов религиозного значения. Но мы не отрицаем, что это проблема потенциальная, так как именно конфессиональный признак заложен в будущем законе, проект которого находится в правительстве РФ. Сейчас, с правовой точки зрения, проблемы нет, поскольку еще нет нового закона. Речь идет о том, насколько мудро, соблюдая права населения области, мы должны подойти к вступлению закона в силу. Ред.: - Что вы имеете в виду, говоря о мудрости подхода? Васильев: - После вступления этого закона в силу, могут быть ущемлены права граждан, которые не причисляют себя к тем уважаемым западным конфессиям, которые изначально создавали здесь объекты религиозного назначения. Ведь по закону, все бывшее церковное имущество должно быть передано историческим владельцам. Передать их в собственность или пользование РПЦ будет невозможно, потому что закон не предусматривает такой возможности. Ред.: - Вы сказали об ущемлении прав жителей области. Как они будут ущемлены в случае принятия закона? Дегтярев: - По статистике, 92 процента верующего населения Калининградской области – православные, но они, если следовать логике закона, не получат эти здания, так как правильно было отмечено, что эти объекты принадлежали другим конфессиям. Боград: - Почему ущемлены? У нас вообще все по-другому. То, что на основной территории России в бывших церквях расположены культурные заведения, это один вопрос. Но театр кукол, филармония, были размещены в бывших кирхах на законных основаниях. Ред.: - В истории нашего края кирхи уже меняли свою конфессиональную окраску. В 16 веке католические кирхи стали лютеранскими, двадцать лет назад некоторые из них стали православными. Нет ли в этом нарушения церковных канонов? Дегтярев: - Совершается освящение храма, и мы уже не можем подвергать сомнению, что это православный храм. Лютеране, католики – христиане, так что конфессионального конфликта в передаче, например, РПЦ здания другой конфессии, нет. Владимир Ярош, руководитель Службы охраны объектов культурного наследия: - С 2004 года мы предлагали различным конфессиям взять разрушенные кирхи. Некоторые соглашались, а потом отказывались, мол, денег нет на восстановление. Два года назад мы начали диалог с РПЦ. Ведь нам, в принципе, неважно, верующие каких конфессий будут посещать культовые места. Дегтярев: - В области очень немного католиков и лютеран. Наверное, действительно, у них нет сил и средств, чтобы привести в порядок эти здания и содержать их. Куда податься культуре Ред.: - Конфликта в передаче разрушенных объектов религиозного значения не существует. С этим все согласны. Конфликт в другом – в возможной передаче бывших религиозных объектов, которые используются сегодня другими учреждениями, и часто восстановленных их силами и средствами. Александр Перебейнос, руководитель театра кукол: - Это действительно тупиковая ситуация, но пока не принят закон, нужно как-то подстраховаться, отстоять наши здания. Я лично уже устал отвечать на вопрос: "У вас что, церковь здание отбирает?". Но если примут закон, мы в любом случае должны будем освободить помещение, и меня больше волнует, где будет театр, а даже не моральный или религиозный аспект этой проблемы. Ред.: - Значит, вы уже смирились с тем, что придется отдать здание? Перебейнос: - Мы законопослушные люди. Боград: - Мы сейчас работаем над тем, чтобы, не нарушая будущий закон, сохранить театр в том месте, где он сейчас располагается. Варианты есть, и агентство по имуществу смотрит на эту проблему оптимистично. Я надеюсь, что решение, которое мы выработаем, позволит нам сохранить театр. К сожалению, в Московской Патриархии нет единой позиции по данному вопросу, но если нас поддержат, все будет по-иному. Иерей Сергей Коротких, руководитель епархиального отдела образования: - Пока же складывается ситуация, что либо эти здания прейдут РПЦ, либо католикам и протестантам. Боград: - Никто не отказывается от того, что здания, которые не заняты нашими объектами культуры, областные они или муниципальные, могут быть переданы церкви. Если здания не используются – пожалуйста, берите. Срок – 6 месяцев Ред.: - Допустим, одна из конфессий, после принятия закона, предъявит свои права на здание. Каков механизм передачи, сроки? Перебейнос: - Закон вступает в силу, религиозная организация, имеющая право на здание, направляет обращение в орган власти. Установлен шестимесячный срок, в течение которого орган власти должен принять решение о передаче. За 6 месяцев придется или построить новое здание для театра, либо подыскать другое помещение. В нашем случае я даже знаю лютеранскую общину, которая может претендовать на наше здание, равно как и на здание филармонии. Просто обидно! В 1976 году государство приняло решение вложить народные деньги, и четыре стены превратились в красивый театр кукол. Хорошо, постройте другой театр, и мы сами, своими руками, перенесем туда наше имущество. Ред.: - А если представители конфессий, бывшие владельцы здания, не объявятся? Боград: - Тогда театр кукол и другие объекты сидят и трясутся. Ведь срок для предъявления прав действителен пока действует федеральный закон. Васильев: - Учреждения должны иметь возможность продолжать использовать культовые здания до тех пор, пока нет других, лучших вариантов. И поправки губернатора в этот законопроект – наша совместная работа. Соседство невозможно? Аркадий Фельдман, руководитель областного симфонического оркестра: - Мы получили полностью разрушенное здание в 2004 году. Выбора не было, так как оркестр был бездомный. Засучили рукава и всем коллективом принялись восстанавливать здание. Потом был разговор с епархией о передаче. Нам предложили заключить договор о безвозмездной аренде на 49 лет. У меня сразу возник вопрос: кто будет оплачивать коммунальные услуги? Сейчас эти расходы несет муниципалитет, сами мы не в состоянии, так как оркестр это не коммерческое предприятие. Боград: - Администрация Калининграда и дальше может вам перечислять средства на оплату "коммуналки" Фельдман: - Но в законе указано, что церковь получает здание, если начнет свою деятельность. Каким образом совместить работу оркестра с религиозными мероприятиями, непонятно. Боград: - Деятельность РПЦ заключается не только в службах, но и в культурном сотрудничестве. Фельдман: - Мало того, совет общины евангелической церкви принял решение не претендовать ни сейчас, ни в будущем на наше здание. Об этом у меня есть официальный документ. Так что аргумент РПЦ о том, что лучше православные будут владельцами здания, чем те же евангелисты, снимается с повестки дня. Александр Мусевич, председатель комиссии по бюджету, финансам, налогам, экономической политике и муниципальной собственности окружного Совета депутатов: - Община приняла конкретное решение, и в данной ситуации я утверждаю, что этот документ имеет юридическую силу. Ред.: - Предварительные договоренности, гарантии неприкосновенности от бывших собственников – достаточный аргумент для того, чтобы оставить все, как есть и не нагнетать ситуацию? Боград: - Не совсем, необходимо подстраховаться. По областным объектам мы работаем трехсторонне - правительство, наши учреждения и РПЦ. Логика простая: мы хотим защитить объекты культуры. Это переговорный процесс, не подразумевающий смену владельца. Одна из поправок, на которых настаивает губернатор, – в случае, если есть договор пользования с одной религиозной организацией, то имущество не подлежит передаче в собственность другой церковной организации. Это компромисс. Другими словами, мы заключаем договор пользования между собственником в лице правительства, между балансодержателем, тем же театром кукол, например, и РПЦ, как религиозной организацией о том, как мы совместно можем использовать это помещение. Ведь использование, это не обязательно проведение служб. Могут быть различные культурные мероприятия. Иерей Михаил Селезнев, руководитель епархиального отдела коммуникаций:- Именно эту идею разделяет патриарх Кирилл. Он сказал, что при передаче РПЦ этих объектов, мы должны сохранить их без ущерба для деятельности культурных учреждений, Это главная идея – никого выгонять церковь не собирается. Фельдман: - Но учреждения будут вынуждены уйти, потому что они не в состоянии работать в таком соседстве. Сегодня Шнур, завтра – молитва? Ред.: - Передача РПЦ здания ночного клуба "Вагонка" вызывает много разговоров. Когда в здании "Вагонки" будет храм? Андрей Левченко, директор ночного клуба "Вагонка": - Так получилось, что единственный шанс оставить для калининградцев "Вагонку" - передать здание РПЦ. Надеюсь, что православная церковь позволит нам какое-то время работать. Боград: - Вы же не каждый день там устраиваете дискотеки. Можете предоставить это помещение на пять дней в неделю для другой работы. Левченко: - Не удивлюсь, если толпы молодежи выйдут на защиту "Вагонки". Мусевич: - Действительно, для подавляющего числа калининградцев, "Вагонка" - это кусочек их молодости, образ жизни, соприкосновение с каким-то грехом или с какой-то радостью. Но если бы это заведение было вами построено, и в которое вы бы вложили свои деньги, вы бы его никогда не отдали. Левченко: - Я очень много вложил в это дело. Мы все делали сами, и никто нам не помогал. Перебейнос: - Но вы же понимали, что вложив туда кучу денег, все равно находитесь на птичьих правах. Васильев: - Мы не стоим под дверями "Вагонки" и не ждем, когда дискотека закроется, чтобы открыть там церковь. Здание находится в очень тяжелом состоянии. Там нет нормальной системы отопления, газа, требуются капитальные вложения в реконструкцию этого храма. Однако святейший патриарх Кирилл не так давно сказал – в храмах должны быть храмы. Для дискотеки стоит построить более достойное помещение, которое, может быть, повысит уровень культуры, так как, наверное, не все наше калининградское общество согласно с тем, как там проводит время молодежь. Ред.: - Другой вопрос – с чем эта новообразованная церковь будет ассоциироваться у прихожан. Вчера была "Вагонка", где матерился Шнур, а сегодня храм… Селезнев: - В Смоленске, где я учился в семинарии, в здании бывшего храма был музей. И там где располагался алтарь, специально сделали туалет. Сейчас здание вернули епархии, так что, в этот храм теперь не ходить? Боград: - Шнур круче туалета. Васильев: - Вся история церкви говорит о том, что христиане строили храмы в оскверненных местах. Церковь ведь пришла для того, чтобы освятить то, что повреждено грехом. Сейчас это можно сделать либо эволюцией, либо революцией. Все должно пройти эволюционно. Ред.: - А если на "Вагонке" произойдет что-нибудь аморальное, и РПЦ скажет, извините, мы такую организацию не готовы в своем здании приютить? Перебейнос: - В этом-то наши опасения. Как только РПЦ станет собственником, естественно, она будет диктовать свои условия. Боград: - Поэтому у нас с городом несколько разные позиции. Для нас первично, чтобы наши объекты остались в собственности у области, но при этом все возможные варианты сотрудничества были отражены в трехстороннем договоре. Дорогая собственность Мусевич: - Давайте вернемся к вопросу о деньгах. Вопрос обывательский – завтра РПЦ получает достаточно большой имущественный пул. Его нужно содержать. Где вы будете брать деньги. Увеличите прессинг на тех же прихожан? Васильев: - А на сколько процентов увеличится нагрузка на церковь, на ваш взгляд? Мусевич: - Будьте добры, не ставьте так вопрос, ставьте его так, как будет в реальности. Я занимаюсь имуществом Калининграда и знаю, какое это тяжелое бремя – содержание имущества, - и какие это большие деньги. Васильев: - Имущество же не в разы увеличится, а на 5-10 процентов, на 2-3 объекта. Мусевич: - Вы себе порядок цен представляете? По тем объектам, которые в ближайшее время будут передаваться РПЦ, цена вопроса - десятки миллионов рублей в год. Кончится все тем, что налогоплательщики будут платить… Ред.: - И пожертвования прихожан тоже имеют предел? Дегтярев: - Пожертвования пределов не имеют. Мусевич: - Если церковь сможет все это разумно сформулировать, а общество принять и сказать – да, мы берем на себя ответственность помочь церкви содержать эти объекты, то не вопрос. Но не надо лгать, не надо лукавить. Нет сейчас у церкви реальных источников дохода, кроме пожертвований. Когда речь идет о том, чтобы просто взять имущество, а уже потом решать, за счет чего его содержать, позиция церкви становится очень уязвимой. Сергей Коротких руководитель епархиального отдела образования: - Церковь не зарабатывает, это не коммерческая организация. В 1985 году, нам передали храм, где я сейчас служу. Через полгода мы возобновили службу. Откуда брались средства, когда шло восстановление? Просто это было чудо. Васильев: - То, что скажу, возможно, некоторым из вас будет неприятно. Однажды, когда шла речь о том, передавать ли РПЦ храм, в котором расположен культурно-досуговый центр, уполномоченный орган приветствовал такую возможность и одновременно предлагал закрыть его, как имевший нагрузку на бюджет муниципалитета. Это не в Калининграде было. Нашим условием была невозможность закрытия центра. Это имеет отношение и к "Вагонке". Никакого выдавливания учреждений из прежних зданий быть не может. Мы живем в демократическом обществе, и должны учитывать все интересы. Святейший Патриарх Кирилл напоминает нам, что мы должны научиться слушать других людей, и уважать их, нравятся они нам или нет. Есть у Андрея Левченко и его сотрудников дело, нравится ли оно или нет, мы не имеем морального права выгнать его из этого здания, оставить людей на улице. Церковь не враг своего народа. А дальше - как Господь рассудит, так и будет.
06.05.2010
www.klops.ru

Новости Калининграда

Новости 1 - 20 из 111620
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | След. | Конец 


Новости 1 - 20 из 111620
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 | След. | Конец 


Реклама

Погода в Калининграде

Курсы валют

Статистика

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100
Яндекс цитирования


Реклама

Реклама

Авторизация

Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:


Калининград.NET